Общество православных врачей
Санкт-Петербурга имени свт. Луки (Войно-Ясенецкого),
архиепископа Крымского

Объявление

Дорогие православные врачи! Примите самые сердечные поздравления с Рождеством Христовым и наступившим Новым годом!  Искренне желаем всем милости и помощи Божией! Рождественской радости, благополучия, творческих свершений, сил и здоровья!

Подробнее

11.12.2017

«Жизнь и деятельность доктора Петра Александровича Бадмаева» — тема заседания № 121 Общества православных врачей Санкт-Петербурга им. святителя Луки (Войно-Ясенецкого).

Заседание Общества состоялось 12 сентября 2017 г. в аудитории №1 Первого Санкт-Петербургского медицинского университета им. акад. И. П. Павлова. С докладом выступил Николай Федорович Жарков, врач, член Правления ОПВ СПб.

Долгие годы имя Петра Александровича Бадмаева, российского дипломата, исследователя Востока, ученого и врача-практика, основоположника врачебной науки Тибета и первого переводчика на русский язык главного руководства по тибетской медицине «Жуд-Ши», было оболгано и забыто. А 100 лет назад, до революции 1917 года, имя этого человека гремело по всей России.

Семья

Будущий петербургский целитель Жамсаран (в крещении Петр) Бадмаев родился в многодетной семье скотовода Агинской степи Забайкалья. Его родители вырастили и воспитали четырнадцать детей. Жамсаран был младшим ребенком в семье.

Большое влияние на воспитание и формирование мировоззрения оказал на Жамсарана его старший брат Цультим, эмчи-лама Агинского дацана. Слава о незаурядных способностях целителя Ц. Бадмаева дошла и до столицы Российской Империи, его пригласили в Петербург. В 1861 году бурятский лама становится русским военным врачом. Ему было разрешено принимать больных на дому и открыть на Песках тибетский врачебный кабинет с аптекой собственноручно приготовляемых лекарственных средств. Это была первая не только в России, но и в Европе аптека тибетской медицины.

В это же время Цультим принимает православие с русским именем Александр Александрович, доказывая этим верность царскому престолу. Вскоре он вызывает к себе в качестве помощника своего младшего брата Жамсарана, выпускника Иркутской классической русской гимназии, окончившего гимназию с золотой медалью в 1870 году. Так начался путь будущего врача, политика и общественного деятеля Петра (Жамсарана) Бадмаева.

Санкт-Петербург

В сентябре 1870 г. Жамсаран Бадмаев становится студентом Императорской медико-хирургической академии в Санкт-Петербурге, в которой обучается один год, а затем оставаясь вольнослушателем Академии, поступает на факультет восточных языков Императорского Санкт-Петербургского университета и оканчивает его по китайско-манчжуро-монгольскому разряду со степенью кандидата. По вечерам Жамсаран перенимал у старшего брата тибетские методы врачевания, а после его смерти в 1873 году — продолжал учиться под руководством тибетских лам, ежегодно приезжавших в Петербург. Оба учебных заведения Жамсаран Бадмаев окончил с отличием.

Поворотным моментом в жизни Жамсарана стала его встреча с протоиереем Иоанном Кронштадтским. Беседы с отцом Иоанном привели его к мысли о православии. Жамсаран стал посещать церковь Входа Господня в Иерусалим на Знаменской площади — как раз на этом месте сегодня стоит наземный вестибюль станции метрополитена «Площадь Восстания). Священник храма, протоиерей Арсений Двукраев (1825-1895), по просьбе Жамсарана подготовил его к принятию крещения. Экзамен по закону Божиему перед крещением принял архимандрит Палладий (Кафаров) (1817–1878). Крещение состоялось в домовой церкви св. кн. Александра Невского при собственном Ее Императорского Величества дворце (Ани́чковом дворце). Восприемником заочно изволил быть Его Императорское Высочество Цесаревич и Великий Князь Александр Александрович (будущий император Александр III). Крещение совершил протоиерей Никандр Брянцев (1824–1888).

Начало врачебной деятельности. Женитьба

В 1873 году, еще будучи студентом университета, Жамсаран унаследовал от старшего брата Александра Александровича Бадмаева врачебный кабинет с аптекой лекарственных трав на Песках и начал там собственную врачебную практику, впоследствии сочетая ее со службой в Азиатском департаменте МИД.

29 апреля 1877 года Петр Александрович Бадмаев женится на молодой петербургской дворянке Надежде Васильевне Рябининой (1860–1922). Таинство венчания совершил протоиерей Никандр Брянцев в той же церкви св. кн. Александра Невского в Ани́чковом дворце. В семье родилось восемь детей.

Дом Бадмаева на Поклонной горе

На вершине Поклонной горы, в окрестностях Санкт-Петербурга, в 1880-х годах появился двухэтажный каменный дом с башенкой в восточном стиле, одно из первых в России железобетонных зданий, построенных в стиле модерн (автор проекта архитектор Евгений Львович Лебурде). Здесь Петр Бадмаев поселился с семьей и первое время принимал больных. Место это он назвал «Мыза Спасская». Здесь же была открыта небольшая лечебница-санаторий, где кроме медикаментозной терапии применялись и другие лечебные методы: специальный массаж, водолечение, психотерапия, индивидуальная диета. Рядом возникло небольшое хозяйство, где держали коров, чтобы дети и пациенты пили только парное молоко. Неподалеку, близ дома №65 на Ярославском проспекте, была построена специальная оранжерея, в которой выращивали лекарственные растения, но большинство составных частей лекарств — травы, плоды деревьев – привозились из Бурятии, а некоторые даже из Монголии и Тибета. И дом, и хозяйственные постройки приезжал освящать лично протоиерей Иоанн Кронштадтский.

В доме на Поклонной горе Бадмаев с разрешения царской власти открыл бурятскую школу с программой русской классической гимназии. Преподавание в школе Закона Божьего было обязательным. Непременным условием обучения в школе было принятие крещения учеником, что порой создавало конфликтные ситуации для учеников-бурят Ламайского исповедания. 

Пациенты Бадмаева

Курс лечения у Бадмаева проходила петербургская знать, члены царской фамилии. Сюда за лекарствами приезжал Григорий Распутин. Приезжали лечиться пациенты не только из столицы, но и из других городов. Здесь же постоянно проходили стажировку врачи Медико-хирургической академии. Лечились у Петра Бадмаева и простые рабочие люди, были и совсем малоимущие. С таких больных он брал небольшую плату, а некоторых лечил бесплатно.

Тем временем приток пациентов к Бадмаеву все возрастал, и Петр Александрович устроил клинику еще и в центре города — на Литейном пр., 16.

Когда началась Первая мировая война, в помещениях бурятской школы на Поклонной горе устроили госпиталь. Именно сюда привезли раненого на фронте сына Петра Александровича — Николая. Ему хотели ампутировать пальцы еще в полевом госпитале, но он, придя в сознание, упросил отправить его в Петроград к отцу. Отец спас ему пальцы.

Особняк Петра Бадмаева на Поклонной горе в 1917-м году был разграблен и подожжен.

Небывалый размах деятельности

В 1881 году Бадмаев отправился в длительную поездку на Восток: в Монголию, Китай и Тибет. Будучи убежденным монархистом и сторонником расширения влияния России на Востоке, он предложил грандиозные планы по включению Китая, Тибета и Монголии в сферу влияния России, вплоть до полного присоединения этих стран. А как врач и ученый, он хотел продолжать изучение тибетской медицины – исследовать основной трактат «Жуд-Ши».

В Чите он создал «Торговый дом П. А. Бадмаев и Ко». Его Торговый дом принимал участие в сельскохозяйственной и промышленной выставке в 1899 г., где удивил всех своими верблюдами и коровами, а также вновь выведенными породами лошадей. Колбасная продукция Торгового дома Бадмаева получила на этой выставке бронзовую медаль.

Несмотря на всю свою занятость, П. А. Бадмаев всегда беспокоился о благополучии и процветании России. Указывая на залежи полезных ископаемых в Забайкалье, именно он первым выступил с проектом Сибирской железной дороги, впоследствии известной как БАМ. В 1909 г. он организовал «Первое Забайкальское горнопромышленное товарищество» для разработки золотых приисков.

В 1917 году в письме императору Николаю II Петр Бадмаев указывает на огромное значение для России незамерзающего мурманского порта, предлагает проложить трехсоткилометровую ветку для соединения мурманской железной дороги с Транссибирской.

Забота о соплеменниках

Наряду с общественной, политической и медицинской деятельностью П. А. Бадмаев занимался благотворительностью и просвещением своего народа. Он учредил на восточном факультете Петербургского университета две стипендии для бурят. Обращался в Министерство образования с ходатайством об открытии пяти медицинских семилетних школ при дацанах для бурятского населения Восточной Сибири. Однако многие грандиозные планы Бадмаева рухнули в том трагичном для Императорской России 1917 году.

Чины и титулы

За свою работу на дипломатическом поприще Петр Бадмаев получил чин действительного статского советника, что соответствовало генеральскому званию. С 1899 по 1914 год Петр Александрович состоял действительным членом попечительного совета Приюта принца П. Г. Ольденбургского. А 12 июня 1914 года именным высочайшим указом П. А. Бадмаеву было «предоставлено пользоваться, с нисходящим потомством, правами потомственного дворянства». 

Несколько слов о тибетской медицине

Источником возникновения и развития Тибетской медицины послужили медицинские знания Древней Индии. На территории России самым северным регионом распространения тибетской медицины является Забайкалье. В XIX веке в Забайкалье при буддийских дацанах стали открываться медицинские школы. Лечение природными средствами обязательно сочеталось с религиозными обрядами. Классическим руководством по тибетской медицине является сочинение «Жуд-Ши». В начале 1890-х годов Петр Александрович начал заниматься переводом трактата на русский язык и приложил к этому немало усилий.

П.А. Бадмаев о своем опыте познания тибетской медицины:

«Мне пришлось изучать врачебную науку Тибета под руководством своего брата, известного знатока этой науки, который учился у бурятских, монгольских и тибетских лам. После смерти моего брата я продолжал это изучение под руководством первых врачей в бурятских степях … Занятия в Санкт-Петербургском университете на факультете восточных языков и главным образом в Медико-хирургической академии дали мне возможность достигнуть некоторых результатов при переводе сочинения «Жуд-Ши».

Озаренный Светом учения Христа, Петр Бадмаев оставляет буддизм и занимаясь лечебной деятельностью по методу тибетской медицины не применяет в своей врачебной практике религиозные обряды буддийских лам.

Вот как он сам об этом пишет:

«Я православный, глубоко убежденный, изучающий и стремящийся еще больше изучать основы христианства, знакомый с критическими взглядами на христианство. Я был буддистом-ламаитом, глубоко верующим и убежденным, знал шаманизм и шаманов, веру моих предков и с глубоким почитанием относился к суеверию. Я оставил буддизм, не презирая и не унижая их взгляды, но только потому, что в мой разум, в мои чувства проникло учение Христа Спасителя с такой ясностью, что это учение Христа Спасителя озарило все мое существо».

Жизнь после свержения самодержавия

В сентябре 1917 года Временное правительство арестовало П. Бадмаева как «царского приспешника». В общей сложности П.А. Бадмаев провел в заключении около года. В последний раз Петр Бадмаев был арестован тяжелобольным, доставлен в Кресты на носилках и две недели своего последнего заключения провел в тюремной больнице Петроградской одиночной тюрьмы «Кресты».  Освобожден был, как безнадежно больной. Петр Александрович Бадмаев умер 29 июля 1920 года в доме своей второй жены Елизаветы Юзбашевой на Ярославском пр., 85, в кругу близких. Могила Петра Бадмаева сохранилась на Шуваловском кладбище по сей день. Она находится почти сразу же за алтарем храма Спаса Нерукотворного.

Память на родине

Агинская земля до сих пор хранит свидетельства масштабной деятельности своего знаменитого земляка доктора Бадмаева. В поселке городского типа Агинское стоит Свято-Никольский храм, освященный в 1905 году, который был построен по инициативе Петра Александровича Бадмаева.

Царица Александра Федоровна и Великая Княжна Татьяна на собственные сбережения закупили и организовали доставку в Агу иконостаса и всей церковной утвари для обустройства алтаря, а также одеяний для священников и необходимой литературы. При церкви на деньги Петра Бадмаева была открыта церковно-приходская школа.

Петр Александрович Бадмаев — незаурядная личность не только для своего времени. Вся его долгая жизнь служит нам примером неутомимого трудолюбия, преданности своему Отечеству, безупречного исполнения своих профессиональных и служебных обязанностей, обширной общественной деятельности, благотворительности, милосердного отношения и христианской любви к людям.  

 

На заседании выступили потомки Петра Бадмаева от второго брака, правнучки — Наталия Борисовна Роговская и Екатерина Борисовна Гусева.

  

Они рассказали, что узнали о жизни своего прадеда от отца, Бориса Сергеевича Гусева (1927–2009). Б. С. Гусев, журналист, внук Бадмаева, очень переживал о негативных высказываниях в советской прессе в адрес своего деда. Его называли царским приспешником, обвиняли в связи с Григорием Распутиным, называли шарлатаном, мистиком. В кинематографе неизменно создавался отрицательный образ известного тибетского целителя. Борис Сергеевич поставил своей целью добиться справедливого отношения к деду и долгое время собирал материалы о нем. В результате большой подготовки и кропотливой работы в архивах им были написаны книги о жизни и деятельности Петра Александровича Бадмаева на благо России.

В семье сохранилось предание, — так как Петр Александрович всегда много работал, то для подкрепления сил ему варили бурятский суп. Вот его рецепт: брали тонкий край мяса, резали на мелкие кусочки и варили в небольшом количестве воды в течение 12-ти минут. Такой суп Бадмаев рекомендовал и своим пациентам — ослабленным больным.

В 90-е годы XX века духовником потомков П. А. Бадмаева стал известный в Санкт-Петербурге батюшка прот. Василий Ермаков (1927–2007).

 

С православным комментарием на заседании выступил прот. Сергий Филимонов, профессор, д.м.н., председатель Общества православных врачей СПб им. свт. Луки (Войно-Ясенецкого).

«Приближенность к царскому двору не могла не отразиться на судьбе как самого Петра Бадмаева, так и на судьбе его родственников. Их имена стирались со страниц истории. Эта идеологическая задача была практически выполнена.

Задача сегодняшнего заседания — назвать незаслуженно забытые, униженные имена наших великих русских врачей. Я называю Бадмаева русским, потому что он русский по духу, хотя бурят по национальности. Это человек нашего Отечества, петербуржец, один из трех самых известных людей тогдашнего времени в Петербурге, кем были: святой праведный отец Иоанн Кронштадтский, Григорий Распутин и Петр Александрович Бадмаев.

Мы приоткрыли только краешек врачебной науки Тибета, которую изучал Петр Бадмаев, и некоторые страницы его биографии. Нынешняя система образования подталкивает человека к механическому набору баллов. Тут уже не до Жуд-Ши, главное подтвердить свой сертификат.  Чтобы реанимировать те старинные знания, нужно время и кропотливая работа. Такую работу могут делать люди, которые не гонятся за высокими званиями, а увлечены своей профессией и научными изысканиями. Восточная медицина требует многолетней практики, чтобы достичь совершенства.

Самый главный вопрос нашего заседания, — насколько приемлемо то, чем занимался Петр Бадмаев, для православного вероучения. Мы понимаем, что сегодня человек может называть себя православным, но его мысли и поступки совершенно не православные: в церковь не ходит и вообще отрицает закон Божий. Такой сегодняшний продукт псевдокрещеных людей, к сожалению, имеет место. Наши люди могут считать себя православными, будучи профессорами, академиками, и в то же время позволяют себе говорить о возможности прерывания беременности, считают, что многие современные технологии гуманны и приемлемы для человека.

Насколько сочетается труд Бадмаева с православным вероучением? Из доклада Николая Федоровича мы узнали, что в отличие от традиционной тибетской медицины, где совместно с лечением обязательно применялись религиозные буддистские обряды, П. А. Бадмаев в своей лечебной практике не использовал ритуалы и практики буддийской религии. Его задача была отделить медикаментозное действие лекарственных препаратов от религиозных знаний Востока.

Бадмаев — классический врач, он окончил военно-медицинскую академию, знал прекрасно и восточную, и европейскую медицину. В результате система тибетского лечения под названием Жуд -Ши была отделена от религиозного учения Востока. Будучи христианином, он привнес восточную медицину в нашу среду. Вопрос о возможной противоречивости деятельности Петра Бадмаева закрыт, его труды могут быть использованы и не противоречат православному вероучению. Для нас это очень важный момент.

Сегодня пытаются исказить историческую память, а церковь правдиво фиксирует те или иные моменты в жизни общества. Наша задача: бережно хранить в памяти имена людей, которые были репрессированы, пострадали во времена гонений и чьи имена были незаслуженно стерты со страниц истории нашей страны. Мы обязательно найдем время и совершим панихиду на могиле почивших, и помянем Петра Александровича Бадмаева, как православного христианина».

Т. В. Жаркова, врач, корреспондент сайта ОПВ СПб

 

Вернуться к списку событий и новостей